МЦОИ Северный Кавказ
28 марта 2019

NO FAKE - NO NEWS?

Законы о «фейковых новостях и оскорблении государства»: защита власти или защита общества?

18 марта Президент РФ Владимир Путин подписал четыре закона (№№ 27, 28, 30, 31-ФЗ) о борьбе с недостоверной информацией и противодействии распространения информации, содержащей оскорбление государства и общества. Тексты документов размещены на портале правовой информации.

Этими законами вводится запрет на публикацию ложной общественно значимой информации, выдаваемой за настоящую, если она угрожает жизни и здоровью людей, влияет на общественный порядок и безопасность, препятствует работе объектов жизнеобеспечения, финансов и т.д.

Генпрокурор или его замы смогут потребовать ограничить доступ к инфоресурсам, публикующим недостоверные сведения (фейки). На основании их обращения Роскомнадзор обязан поставить СМИ в известность об этом, а также потребовать немедленно удалить ложную информацию. В противном случае РКН получит возможность ограничения доступа к ресурсу. Предусматривается и «обратный ход»: работа СМИ может быть возобновлена, если ресурс согласится удалить фейки.

Кроме того, глава государства подписал закон о блокировке информации, оскорбляющей человеческое достоинство, общественную нравственность, государство или государственные символы. При обнаружении такого рода сообщений генпрокурор или его заместители обращаются в Роскомнадзор, который должен ограничить доступ к инфоресурсам, содержащим такую информацию и принять меры по ее удалению.

Следует особо отметить, что рассматриваемые нормативные акты – не что-то концептуально новое, а логическое развитие законодательства, учитывающее новые реалии, в которых живёт и развивается наша страна. Ранее механизм противодействия подобным правонарушениям был предусмотрен несколькими нормативными актами из области административного права. Однако теперь, благодаря изменениям, эта сфера ответственности стала более конкретной и жёсткой.

Резонанс, вызванный принятием новых законов, оказался значительным. При их обсуждении оппоненты используют различные категоричные клише - «очередное закручивание гаек», «атака на свободу слова».

Попробуем разобраться.



ЧТО ДУМАЮТ ЛЮДИ?



Межрегиональным центром общественных инициатив «Северный Кавказ» проведены опросы в популярных социальных сетях, которые позволяют получить некоторое представление о мнении интернет-пользователей.



57,1% опрашиваемых считают принятие законов о фейковых новостях и неуважении к государственной власти абсолютной ошибкой.

28.6% относятся к этому решению скорее негативно, хотя считают что обозначенная проблема действительно требует внимания.

14.3% относятся к решению положительно, но считают что сами законы требуют доработок.

66,67 % опрошенных считают что могу отличить правду от вымысла самостоятельно

16.67 % не задумывались по этому поводу.

Еще 16.67 % считают, что поиском и устранением недостоверной информации в СМИ должны заниматься профильные ведомства.

20 % оценивают инициативу по принятию закона «о фейковых новостях» в РФ, как необходимую меру, направленную на расчищение онлайн-СМИ от информационного мусора.

60 % считают что это показатель усиления влияния органов государственной власти на СМИ и постепенного возрождения института цензуры.

20 % называют это элементом информационной пропаганды.



Из полученных результатов можно сделать вывод: разброс мнений о принятых законах существует, и легко предположить, что подобные расхождения вызваны слабым пониманием аудитории сути принятых законов, что свидетельствует о недостаточном информационном сопровождении этой работы.



КАК В ДРУГИХ СТРАНАХ?



Мировая практика наказаний за распространение фейковой информации и оскорбление институтов госвласти в различных странах достаточно содержательна. Рассмотрим некоторые примеры.



Германия

Является одной из первых стран, которая ввела санкции за распространение непроверенной информации на законодательном уровне. 30 июня 2017 года был принят закон Net Enforcement Act (NetzDG), который был направлен в первую очередь на борьбу с фейками, диффамацией и языком вражды в интернете. Он обязывает основные крупные платформы, вроде Facebook, Twitter, YouTube, удалять или блокировать «очевидно ложный» контент в течение 24 часов с момента поступления жалобы, иначе накладывается штраф в размере до 50 млн евро на компанию.

Ст. 90а УК Германии: оскорбление или злонамеренное выражение презрения к Германии, ее национальным цветам, флагу, гербу – штраф или заключение до 3 лет. Публичное оскорбление президента – заключение от 3 месяцев до 5 лет. При сознательной диффамации с целью нанесения ущерба репутации президента и самого государства – минимальный срок заключения от 6 месяцев.

Малайзия

Законопроект против распространения фейковых новостей был принят в апреле 2018 года. Он подразумевает наказание вплоть до лишения свободы сроком до 6 лет не только за инициацию ложной информации, но и за репосты.

Филиппины

В июне 2017 года был принят закон «О злонамеренном распространении ложных сведений». Согласно определению, содержащемуся в документе, ложной считается информация, «вызывающая панику, хаос, разногласия, насилие или ненависть, а также информация, содержащая элементы пропаганды с целью очернить или дискредитировать человека». Нарушение закона карается штрафом до 100 тыс. долларов или арестом до 5 лет.

Австрия

Оскорбление флага государства или субъектов федерации, национального герба и гимна во время официального или публичного мероприятия – заключение до 6 месяцев или штраф до 360 дневной нормы оплаты труда (от 4 до 5000 евро в зависимости от многих факторов, включая финансовое состояние преступника).

Азербайджан

Дискредитация или унижение чести и достоинства главы Азербайджанского государства - президента Азербайджанской Республики в публичном выступлении, публично демонстрируемом произведении или средствах массовой информации предусматривает наказание в виде штрафа в размере около 500-1000 манатов, исправительные работы сроком до 2 лет или лишение свободы сроком на 2 года.

Дополнение устанавливает, что если действия, распространяются в информационных ресурсах Интернета с использованием фейковых имен, профилей или аккаунтов, то будет применяться наказание в виде штрафа в размере от 1000 до 1500 манат или в виде лишения свободы на срок до 3 лет.

Белоруссия

Публичное оскорбление Президента Республики Беларусь наказывается штрафом, или исправительными работами на срок до 2 лет, или арестом на срок до шести месяцев, или ограничением свободы на срок до 2 лет, или лишением свободы на тот же срок.

Израиль

Сожжение флага преследуется уголовно – заключение до 3 лет или штраф до $15 тыс.

Канада

Произнесение или публикация клеветы, а также заговор с целью подрыва государственной деятельности правителя – тюремное заключение до 14 лет.

Нидерланды

Публичное оскорбление монарха – заключение до 5 лет или штраф. Публичное оскорбление супруги монарха, их первого наследника, его супруги или регента – заключение до 4 лет.

Польша

Публичное оскорбление президента – тюремное заключение до 4 лет.

Оскорбление госслужащего в процессе его службы и в связи с его официальными обязанностями – ТЗ до 2 лет или штраф.

Публичное оскорбление или высмеивание в печати и медиа польского народа, Польской Республики или ее политической системы – заключение от 1 до 10 лет.

Франция

Тяжкое оскорбление национального гимна или флага во время демонстрации, организованной или одобренной госорганами - штраф до 7 500 евро и заключение до 6 месяцев в случае группового участия.

Закон о свободе прессы от 29 июля 1881 г: уголовное оскорбление - штраф до 45 000 евро.

Турция

Оскорбление флага разрыванием, сжиганием или подобным действием – заключение от 1 до 3 лет. Это касается любого изображения с белым полумесяцем и звездой на красном фоне, что является символом суверенитета Турецкой республики. Публичное оскорбление гимна – заключение от 6 мес. до 2 лет. При совершении оскорбления турецкими гражданами, находящимися за границей, наказание усиливается на одну треть.

Оскорбление должностного лица в отношении его должностных обязанностей устно, письменно или через визуальные СМИ – заключение минимум 1 год. Если оскорбление нанесено участнику комитета, то оно распространяется на всех участников комитета и применяется составное наказание.



Из рассмотренных примеров видим, что принятие подобных законов в РФ – не российское ноу-хау, а отражение мирового юридического опыта. При этом нельзя не отметить, что во многих странах за данные преступления предусмотрена намного более жёсткая ответственность.



ПРИНЯТЬ НЕЛЬЗЯ ОБСУЖДАТЬ?



Как заявил один из авторов законопроектов, председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, формулировки законопроектов о борьбе с недостоверной информацией и об ответственности за оскорбление власти в интернете «выверенные и не нуждаются в корректировке». Однако он также отметил, что вместе с другими соавторами готов работать над изменениями документов, если «конкретные предложения» поступят.

Между тем, слова спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко по этому поводу были более конструктивны. «Я согласна, что эти критерии и формулировки необходимо уточнить», - подчеркнула председатель Совфеда. При этом Матвиенко считает, что принятие закона об ответственности за оскорбление государственных символов и представителей власти должно способствовать повышению политической культуры.

«Ругайте власть как хотите, - сказала она, - но при этом не обзывайте, не переходите грань приличия. Свобода слова не означает возможность унижать человеческое достоинство», - добавив при этом, что принятие законов о «фейках» и оскорблении власти не означает «закручивания гаек» в стране.

«Законопослушным гражданам нечего бояться. Они как жили, так и будут жить своей спокойной жизнью. А те, кто умышленно нарушает законодательство, создавая напряжение в обществе, предупреждены законом, что можно делать, а что нельзя», - резюмировала Валентина Матвиенко.

Продолжая тему упомянутых «формулировок», о которых идёт речь, достаточно вспомнить дифференцированные судебные решения, когда одни и те же действия могут признаваться либо оскорблением, либо «оценочным суждением». Нужно ли говорить, насколько различаются правовые последствия таких трактовок?

Однако принятые законы о противодействии фейкам и защите власти от оскорблений общественно более значимы. Соответственно, работа эта должна продолжаться – в виде широкого обсуждения, информационного сопровождения, разъяснений и конструктивной полемики. Тогда и вопроса – где поставить запятую в подзаголовке этого раздела текста – не возникнет.



А ЧТО ЖЕ СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ?



Для регионов СКФО, всегда являвшихся перекрёстками бурной политической жизни, принятие данных законов объяснимо значимо. Достаточно вспомнить, что нагнетание деструктивной протестной активности нередко являлось основным инструментом давления на власть и общественное мнение – как в прежние времена, так и в новейшей истории.

Из недавних примеров стоит вспомнить некоторые события в Кабардино-Балкарии, Ингушетии, отчасти и в остальных регионах, при которых технология «вбросов» превратилась в изощрённую методику, предусматривающую не только действия по информационной обработке населения, но и мобилизацию толпы для совершения противоправных действий.

Как подчеркнул в одном из интервью глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, «Рассматриваемые законопроекты не стоит воспринимать как ограничение прав на свободу слова и массовой информации. Инициатива направлена на недопущение оскорбления граждан нашей страны и общества, Конституции и государственных символов, на обеспечение соблюдения норм элементарной культуры и приличия в дискуссиях по самым злободневным вопросам жизни страны и общества», - отметив при этом, что намеренное распространение не соответствующих действительности новостей, массовая дезинформация представляют собой прямую угрозу дестабилизации общественно-политической ситуации в масштабах не только регионов, но и в целом России.

«Для многонациональной республики это вопрос особой важности. Очень часто встречаемся с тем, что народ Ингушетии осознанно вводят в заблуждение по самым элементарным вопросам, а ответственности за это никакой не несут. Ответственность за слова, за вольность подачи и трактовки информации должна быть неотвратимой», - подчеркнул глава региона.

В качестве яркого примера также можно привести случай в Дагестане, который произошел 17 марта этого года: один из телеграм-каналов опубликовал сообщение о том, что глава РД Владимир Васильев просит федеральный центр об отставке. Руководитель управления администрации региона по информационной политике Зубайру Зубайруев так прокомментировал эту новость: «Сегодня практически весь день Глава Дагестана работал над подготовкой к очередному ежегодному Посланию Народному Собранию Республики Дагестан, в рамках которого в том числе будут озвучены перспективы, планы и приоритеты развития республики на долгосрочный период, то есть на ближайшие пять лет. Ответственно заявляю, что оснований для подобных слухов нет», - при этом посоветовав своим коллегам из медиасферы внимательно изучить новый законопроект о фейковых новостях.

Необходимо ли наказание за подобные вбросы? Вопрос не такой уж простой. Любая палка имеет два конца. И всегда найдётся должностное лицо, которое захочет трактовать законодательство в свою пользу. Существует ли риск такого произвола? Да. Однако, если есть риск – то должен быть и действенный алгоритм предотвращения риска.



КАК БОРОТЬСЯ С УГРОЗАМИ?



Открытое общество не может не заботиться об «информационной гигиене». Наш мир – это мгновенный обмен огромными потоками информации, значительная доля которой – ложь и манипулирование сознанием. И поскольку люди потребляют данную ложь огромными порциями, не всегда отделяя её от истины, – общество перманентно находится в большой опасности.

Можно отказаться от лжи из уст ближнего – на смену приходят газеты, радио, телевидение. Можно отказаться от привычных СМИ – их заменяет Интернет. Природа не терпит пустоты.

Как и любая другая жизненная функция, потребление информации обществом нуждается в защите. Ограждение от лжи, доступ к истине – должны стать гарантированным правом каждого человека.

Анна Лаленко, журналист, политтехнолог, руководитель информационных проектов (г. Москва):

- Хорошая попытка защитить общество от манипулирования мнением пока накладывается на размытые формулировки закона и само понятие «фейк». Пока не было прецедента, сложно понять, как будет работать этот закон. Сегодня борьба с фейковыми новостями - это мировой тренд.

Наверняка война компроматов станет аккуратнее и изящнее, а для СМИ, которые придерживаются журналистской этики и проверяют информацию, ничего не изменится. Хочется также отметить, что именно факты, а не мнения, подпадают под определение «недостоверная информация».

Может ли новостная информация существовать без фейков? Имеет ли государство право на защиту своих символов и ответственных лиц? Борьба с недостоверной информацией и оскорблениями власти – это борьба с обществом или борьба за его благополучие? Должно ли законодательство о защите общества и власти от недостоверной и оскорбительной информации изучаться, обсуждаться и совершенствоваться? Вопросы риторические.
Поделиться новостью:
Made on
Tilda